Наверх К началу страницы Вниз страницы Вниз к футеру Автопрокрутка Стоп Scroll

понедельник, 22 декабря 2014 г.

ЛОЙКО Иван Александрович. КОМАНДИР РУССКИХ ИСТРЕБИТЕЛЕЙ

Ранним летним утром 1911 года на холм недалеко от белорусской деревушки Дягильное две крепкие крестьянские лошадки втащили странную конструкцию из реек, обтянутых льняным полотном из похищенных у матери скатертей и простыней. В планер залез сосредоточенный 18-летний юноша и скомандовал младшему братишке: "Гони!". Планер оторвался от земли, но тут же клюнул носом и … рухнул на лошадей. Так начался путь в небо будущего летчика-аса Ивана Лойко.


Детство и юность будущий русский ас провел в Белоруссии, недалеко от Минска, на хуторе Рубилки. Его отец Александр Павлович был зажиточным крестьянином, владельцем 90 десятин земли, двух домов, нескольких лошадей и коров. Мать происходила из старинного шляхетского рода Саковичей. В семье было семь детей, а Иван был самым старшим среди шести братьев и единственной сестры. По воспоминаниям родственников, с детства он увлекался авиацией, собирал статьи о первых летчиках и воздухоплавателях, пытался строить модели планеров. Необыкновенное впечатление на юношу произвели полеты на Комаровском поле в Минске (22 августа 1910 г.) знаменитого пилота Сергея Уточкина. За год этот энтузиаст-авиатор совершил 150 вылетов на хрупком аэроплане. Наблюдая за трепетным крестиком "Фармана" бесстрашного авиатора, юный белорус не подозревал, что для него эта профессия станет крестом до последних часов жизни. В 1913 году Иван окончил Минское реальное училище и поступил в Алексеевское военное училище в Москве. Его решение было вполне осознанным  стать летчиком тогда мог либо профессиональный военный, либо человек со средствами. В училище Лойко проявил себя как дисциплинированный и толковый юнкер, сначала его произвели в унтер-офицеры (14 июля 1914 г.), затем в портупей-юнкеры (24 июля 1914 г.).

Таран Нестерова. 1914 г.

С началом Мировой войны военные училища начали ускоренный выпуск офицеров. 1 октября 1914 г. наш герой был произведен в подпоручики, сменив алые погоны с вензелем августейшего шефа цесаревича Алексея на золотые офицерские эполеты. Почти сразу Иван Александрович подал рапорт о переводе в военную авиацию, и 27 ноября 1914 г. его направили учиться в Севастопольскую авиационную школу – знаменитую "Качу". Мечта сбылась, пять месяцев учебы минули быстро. 20 апреля 1915 года бравый подпоручик сдал экзамены и получил звание "военный летчик" (диплом № 255). Прикрепив к кителю серебряные "крылышки" военлета, а на золотые погоны черных орлов, авиатор Иван Лойко отправился "За Бога, Царя и Отечество" воевать на Юго-Западный фронт в 30-й корпусной авиаотряд.

Подпоручик Лойко (в черной кожаной куртке) с товарищами. 1915 г.

В жестоких боях 1915 года молодой летчик проявил себя бесстрашным воином. Достаточно сказать, что за 16 месяцев войны (с 1 мая 1915 г. по 1 сентября 1916 г.) он произвел под массированным огнем неприятеля на хрупком "Моране" 156 воздушных разведок продолжительностью более 189 часов. Причем, любое попадание пули или осколка в аэроплан, построенный из реек и полотна, могло стать фатальным, а парашютов в те далекие годы просто не было. Подпоручик проявил себя как мастер бомбового удара. Например, 24 сентября 1915 года 10-фунтовой бомбой он снайперски угодил в австрийское полевое орудие, уложив на месте четырех вражеских артиллеристов. Тогда же, в сентябре, группа из трех аэропланов 30-го отряда разбомбила станцию Черновцы, забитую эшелонами.

Моран - первый самолёт, на котором начал летать Лойко. 1915 г.

Полет № 91. Подпоручик Лойко. "Моран-Парасоль" № 389. Задание: бомбардировка станции Черновицы, 15.55-16.55, 1 час, высота 2000 м. Результаты: Мною совершено три налёта на станцию Черновицы, было сброшено 6 пудовых и одна 10-фунтовая тротиловых бомбы, из них две пудовые бомбы попали на полотно железной дороги и разорвались между составами; две пудовые попали в два каких-то здания у полотна железной дороги; две пудовые бомбы, брошенные в третьем полёте одна за другой непосредственно попали в здания, склады у станции, раздался сильнейший взрыв и здания загорелись, причём было видно громадное пламя, и появился столб чёрного дыма высотою до 1500 метров. В то время когда я полетел к Черновицам в третий раз, были замечены два австрийских аэроплана, охранявших город, но они спустились в то время, когда я бросил бомбы. Во время последнего полёта аэроплан обстреливался из орудий, а с аэродрома в Черновицах из пулемёта. … Начало первого полёта 9 часов 50 минут утра, конец последнего 16 часов 55 минут дня. Общая продолжительность 3 часа 10 минут. Наибольшая высота полётов 2000 метров.

Аэрофотосъёмка под огнём неприятеля

Подпоручик Иван Лойко был агрессивным и храбрым пилотом и никогда не упускал возможности схватиться с врагом.
13 октября 1915 года. Полёт № 95. Поручик Лойко, унтер-офицер Бородинов, "Моран-Парасоль" № 453. Задание: преследование австрийского "Альбатроса", ст. Липканы, 12.45-14.20, 1700 м. Выполнение задания: при появлении германского аэроплана над м. Липканы и нашим аэродромом вылетел в 12.45 дня для преследования. Следую в развёрнутом строю с двумя другими нашими аэропланами (прапорщик Виноградов и ст.унтер-офицер Алелюхин) я, оставив противника несколько позади себя, набирал высоту, пока не оказался на одинаковом уровне, после чего повернул навстречу противнику, который в это время был атакован и обстрелян из ружья-пулемёта военным лётчиком прапорщиком Виноградовым и повернул вглубь Румынии. Встретив противника и приблизившись к нему метров на 15, я и мой наблюдатель унтер-офицер Бородинов открыли стрельбу из револьверов Маузера; неприятельский аэроплан, накренившись, круто пошёл вниз, пройдя под самым моим аэропланом и, обстреливаемый нами продолжал почти отвесно планировать на румынскую территорию южнее станции Мамалыга. Во время боя выпущено сто патронов, причём несомненно были попадания. Неприятель, спустившись на высоту около 50 метров, выровнял аэроплан и полетел над румынской территорией на этой высоте, избегая населённых пунктов. Я, снизив несколько также, идя над противником, продолжал преследовать до г. Герца, а затем прекратил преследование из-за отсутствия больше патронов и благополучно вернулся на свой аэродром". Романтическое все-таки время было – авиаторы азартно лупили друг в друга из револьверов и карабинов. Ни ракет с лазерным наведением, ни автоматических многоствольных пушек человеческий гений ещё не придумал.


Боевые успехи Лойко "в делах против неприятеля" отмечены первыми наградами – орденами святой Анны 3-й степени с мечами и бантом и святой Анны 4-й степени с надписью "За храбрость". 17 декабря 1915 г. подпоручики летчик Лойко и наблюдатель Трингам вылетели на разведку вражеских батарей. Снизившись до 1200 метров, они вызвали огонь на себя и произвели результативное бомбометание. С пробитым крылом и поврежденным мотором летчики вернулись на аэродром. Вскоре Высочайшим приказом подпоручик Лойко за этот подвиг был удостоен высокой награды за храбрость  ордена святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. Каждый боевой вылет был сопряжен с опасностью, но удаль и удача спасали молодого пилота от неминуемой гибели.

Иван Лойко (в центре) среди товарищей по 7-му авиадивизиону. 1915 г.

"Из отчёта за февраль 1916 года. Корректируя стрельбу отдельной тяжёлой батареи Канэ по неприятельской батарее у д. Магала, Военный летчик подпоручик Лойко выполнив задачу успешно под сильным обстрелом тяжёлой артиллерии, спустился у своей батареи, чтобы лично доложить командиру её об отличной пристрелке и просить усилить огонь. Когда аэроплан спустился, немедленно начался обстрел его тяжёлой артиллерией противника, которая обстреливала в продолжении 40 минут, пользуясь, по-видимому, указаниями своего аэростата. Несмотря на то, что снаряды рвались иногда в 10-15 шагах от аэроплана, руль которого был помят осколками и сорван контакт, лётчику удалось улететь". Вскоре над линией фронта военлет Лойко провел очередной воздушный бой с австрийским самолетом-разведчиком.

Австро-венгерские летчики. 1916 г.

"Из отчёта за апрель 1916 года. Заслуживает внимания воздушный бой 8 апреля, когда на высоте 2300 метров военный лётчик подпоручик Лойко с наблюдателем подпоручиком Скудновым встретили во время разведки над позициями у дер. Топорутце австрийский "Альбатрос" и, сойдясь на дистанцию не более 20 метров, вступили в бой. Противник, находясь на одинаковой высоте, справа и несколько уступом назад, открыл огонь из винтовки, стреляя через стойки и тросы аппарата. Благодаря большей скорости нашего аэроплана, удавалось иногда оказываться перед винтом неприятельского аэроплана, поэтому последнему удалось произвести лишь около 15 выстрелов. Наш аппарат был вооружён ружьём-пулемётом "Мадсена", которое во время боя отказало, и пока наблюдатель осматривал неисправность, был ранен противником в ногу, после этого пришлось лететь домой, так как наблюдатель не был в состоянии продолжать бой".

Гибель русского аэроплана. 1916 г.

Летом 1916 года начали формироваться первые русские истребительные части. В них отбирались самые лихие и агрессивные пилоты русской авиации. С 1 июля 24-летний подпоручик Лойко стал командиром 9-го истребительного авиаотряда. Уже 21 августа 1916 г. его отряд на новеньких "Ньюпорах Х" прибыл в союзную Румынию и вступил в бой. Командир первым добился успеха, 20 сентября он сбил неприятельский аэроплан, упавший в расположение германских войск. Через несколько недель, 26 октября, успехом завершился второй бой – горящий немецкий "Бранденбург С1" упал у станции Мамалыга. Иван Александрович доложил командованию: "Я быстро сблизился с вражеским аэропланом спереди и произвел по нему около 150 выстрелов. После этого он начал очень быстро снижаться и вскоре исчез около наших позиций". Неприятельский "Бранденбург С1" № 63.79 разбился, его экипаж угодил в плен. Командир дивизиона капитан Фирсов блестяще аттестовал поручика Лойко: "Отличный офицер. Превосходный летчик, хороший командир отряда, любим товарищами и починенными" . Под самый Новый Год, 27 декабря 1916 г. Иван Александрович одержал третью воздушную победу, сбив австро-венгерский "Бранденбург С1". Вражеский экипаж из двух пилотов был взят в плен русскими войсками. Грудь бесстрашного летчика украсили новые награды – ордена святого Станислава 2-й степени и святой Анны 2-й степени с мечами. А в январе 1917 года румынский король Фердинанд наградил русского героя роскошным византийским крестом – орденом Звезды рыцарской степени. Позднее он получил еще и румынский крест ордена Короны.

Воздушный бой на Восточном фронте. 1917 г.

Особенно яростные бои разгорелись на Румынском фронте летом и осенью 1917 года. Двум русским истребительным авиаотрядам и франко-румынской эскадрилье противостояли около 20 австрийских и немецких авиарот. Над линией фронта почти ежедневно проходили групповые воздушные бои, иногда в "собачью свалку" втягивалось по 6-8 аэропланов. 9-й истребительный авиаотряд на новейших "Ньюпорах-XVII" добился тогда больших успехов, сбив и повредив 30 вражеских самолетов, не потеряв в боях ни одного своего летчика и аэроплана! Ведущими асами Румынского фронта стали подчиненные Лойко, георгиевские кавалеры прапорщики Григорий Сук (9 побед) и Владимир Стрижевский (7 побед). Успешно воевали под его началом в будущем знаменитые красные летчики – прапорщик Ян Карклин (1 победа) и унтер-офицер Григорий Сапожников (3 победы). За год активных боевых действий на счету летчика-истребителя Лойко значилось более 100 воздушных боев и 10 побед (6 из них официально засчитаны), в том числе 7 сбитых австрийских самолетов-разведчиков "Бранденбург С-1". Летал наш герой на своем "Ньюпоре" много и бесстрашно: только за лето 1917 г. его налёт составил 107 часов 35 минут! Стоит отметить, что ни разу в сотнях воздушных боев и разведок он не был даже легко ранен, а значит, был настоящим асом. 

Истребитель "Ньюпор" 9-го ИАО. 1917 г.

Ньюпор - основной истребитель союзников

Эпизоды воздушной войны 1917 года Ивана Лойко выглядели так:
- 22 июня подпоручик Лойко и прапорщик Стрижевский атаковали австро-венгерский разведчик "Бранденбург С1" № 67.52. Противник пулеметным огнем ранил напарника, но и Иван Александрович успел в упор дать очередь в кабину. Вражеский аэроплан с трудом перетянул линию фронта. Пилот Август Новак ранен, наблюдатель Франц Фиртос убит;
- 21 июля поручик Лойко совместно летчиками Наркевичем, Карклиным и Сапожниковым принудили к посадке на своей территории неприятельский аэроплан. Экипаж взят в плен;
- 21 августа поручик Лойко и прапорщик Сук атаковали австро-венгерский разведчик "Бранденбург С1" № 67.31 и сбили его. Пилот и наблюдатель погибли;
- 25 августа поручик Лойко и прапорщик Сук после трех атак подбили вражеский "Бранденбург С1". Затем Лойко в лобовой атаке расстрелял противника почти в упор;
- 30 августа поручик Лойко совместно с прапорщиком Суком и унтер-офицером Сапожниковым атаковали австро-венгерский "Кноллер" и сбили его. Пилот и наблюдатель тяжело ранены;
- 31 августа эти же летчики атаковали группу вражеских аэропланов и сбили австро-венгерский "Бранденбург С1";
- 20 сентября поручик Лойко и унтер-офицер Сапожников сбили неприятельский аэроплан. Наблюдатель-австриец убит.
Конечно, не все бои русского аса проходили так результативно. Примером могут служить три воздушных схватки, прошедшие 24 августа 1917 года, когда атаки Лойко не принесли ему успеха.


Начальство было в восторге и снова отмечало в аттестации: "Поручик Лойко храбр, энергичен, с большим сердцем и одушевлением. Блестящий офицер и отличный командир истребителей". В сентябре 1917 года героя представили к награждению Белым Крестом – орденом святого Георгия Победоносца 4-й степени, высшей награде России за храбрость. Однако Восточный фронт рушился, старая армия распадалась, и никакие подвиги горстки русских пилотов не могли спасти ситуации. Не получил заслуженной награды и поручик Лойко. Правда, осенью 17-го по решению солдатского комитета командиру отряда Лойко был присужден "Георгий с веточкой" - солдатский крест 4-й степени с лавровой ветвью на ленте, награда не менее почетная и очень редкая.


Вероятно, тогдашние чувства Ивана Александровича были сродни мыслям фронтовика Рощина из толстовского романа "Хождение по мукам": "Ему казалось – тело России разламывается на тысячи кусков. Единый свод, прикрывавший империю, разбит вдребезги. Народ становится стадом.… Обнажается голая, выжженная пустыня… Конец России…" Что оставалось у бывшего поручика – честь русского офицера, жажда летать, да желание спасти гибнущее (как ему казалось) Отечество. Началась первая, белогвардейская "одиссея" георгиевского кавалера – Одесса, Киев, Дон, а с 1 сентября 1918 г. Иван Лойко стал летчиком Добровольческой белой армии. Воевал он, как всегда, успешно  был произведен в капитаны (сентябрь 1919 г.), в полковники (май 1920 г.), командовал 6-м авиаотрядом белой армии Врангеля. А 19 мая 1919 г. штабс-капитан Лойко даже совершил подвиг  провел длительную разведку под сильным ружейно-пулеметным огнем противника, а затем бомбами удачно атаковал красный бронепоезд. В мае 1920 года группа ветеранов русской авиации составила штурмовую группу под командованием генерала Ткачева. В её составе врангелевский полковник Лойко участвовал в разгроме красного конного корпуса Жлобы, дрался в воздушных боях над Каховкой, бомбил переправы через Днепр, заслуженно считаясь одним из лучших стрелков и бомбометчиков белой авиации. В ноябре 1920 г. Красная Армия прорвала перекопские укрепления, и остатки Русской Армии эвакуировались в галлиполийские лагеря. Нищета и ностальгия стали уделом большинства беженцев.

Генерал П.Н. Врангель в 5-и авиаотряде. 1920 г.

В 1921 году наиболее боеспособные части Русской армии были размещены в Югославии и Болгарии. 30-летний полковник Лойко, отвоевавший почти шесть лет, был полностью разочарован в белом движении и решил совершить побег из Югославии в Советский Союз. По воспоминаниям сослуживцев, Иван Александрович принципиально не носил военную форму, награды и погоны, что очень не нравилось многим его товарищам-летчикам. После длительной подготовки 6 августа 1923 г. он совместно со своим другом поручиком Павлом Качаном совершил рискованный побег из Нового Сада на югославском самолете "Бреге-14". Однако при подлете к советской границе у беглецов кончился бензин, и они сели на территории королевской Румынии. Продержав два месяца в румынской тюрьме, 10 октября 1923 г. беглецов передали советским пограничникам. На допросе перебежчики заявили, что "нами был решен вопрос так – лететь хотя бы на самое плохое, хотя бы рисковать жизнью, но лететь на Родину".

Иван Лойко в эмиграции. 1922 г.


6 декабря 1923 года по амнистии правительства Украинской ССР Иван Лойко был освобожден и направлен для прохождения дальнейшей службы в Красный Воздушный Флот. Вчерашний белогвардейский полковник начал прилежно учить красных курсантов в Борисоглебской военной школе летчиков, даже сделал некоторую карьеру – стал старшим руководителем учебной части 2-й военной школы летчиков имени ОСОАВИАХИМА СССР в Борисоглебске. В голубых авиационных петлицах бывший царский ас и георгиевский кавалер носил по две красные "шпалы", что соответствовало званию "майор". Писал теоретические статьи в авиационные журналы, готовил красных истребителей, но доверия так и не заработал, ведь для командиров РККА он остался "золотопогонником" и "контрой". Красвоенлет Лойко умело натаскивал молодых советских летчиков. Среди выпускников Борисоглебской школы 20-х годов прошлого столетия значатся знаменитые впоследствии пилоты Хользунов, Юмашев, Шахт, Филин, Мазурук, Утин, Журавлев, Пумпур, Благовещенский и другие. Со многими из этих будущих асов занимался Лойко. А выпускник 29-го года Николай Каманин через несколько лет стал Героем Советского Союза № 4. Проявилась еще одна черта летчика Лойко – желание не только летать, но и конструировать воздушные аппараты. В 1925 году совместно с инструкторами Демидовым и Золотаревым он построил в ангаре авиашколы два планера, которые приняли участие в 3-х Всесоюзных планерных состязаниях в Феодосии. Через год военлет Лойко собрал более крупный планер "Воронежский черноземец". Инструктор В.Кулешов в 1927 году штурмовал на этой "птице" синие высоты Коктебеля. Личная жизнь Ивана Александровича постепенно начала входить в нормальную колею. Он женился, родилась дочь Вероника. Но 14 августа 1929 года его арестовали в г. Борисоглебске, и 4 ноября Коллегия ОГПУ осудила его по ст. 58 п.6 (шпионаж) к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.


Началась вторая, уже лагерная одиссея. Вначале Бутырская тюрьма, затем Северный край, Котлас, а в сентябре 1931 года в составе экипажа мотобота "Силур" заключенный Лойко прибыл на арктический остров Вайгач, в экспедицию ОГПУ. Талантливый механик и грамотный администратор, блестяще владевший немецким, французским, польским и сербским языками, Иван Александрович быстро выдвинулся в ведущие специалисты. Последовательно занимал должности механика, члена Бюро рационализации, воспитателя, авиатехника, начальника командировки. За ударный труд заключенный Лойко многократно поощрялся благодарностями, денежными и вещевыми премиями, ему (шпиону и белому офицеру!) был снижен срок заключения на два года (октябрь 1932 г.). В ноябре 1933 г. Лойко в числе нескольких заключенных даже получил за ударный труд благодарность начальника ГУЛАГ Бермана. В апреле 1932 года Иван Александрович принимал активное участие в поисках потерпевшего аварию самолета П-5 № Л-736 лётчика Фабио Бруновича Фариха, который совершал первый перелет Усть-Цильма  Вайгач. Тогда за сутки он на собачьей упряжке промчался до р. Коротаихи 150 километров, высматривая с сопок в бинокль, заметенный снегом самолет. Нашел и спас погибавших от холода и голода летчиков.

И.Лойко на о. Вайгач. 1933 г.

Фабио Брунович Фарих


Он беззаветно любил авиацию, служению которой отдал свыше 15 лет жизни. Даже на Вайгаче по заданию начальника сконструировал аэросани, правда, без двигателя. К.Г. Архангельский упоминает и о проектировании им самолета: "Лойко, будучи выдающимся математиком и изобретателем, стал проектировать на Вайгаче новой конструкции самолет по своим чертежам.… Будучи в Москве, Дицкалн показал его чертежи и математические расчеты корифеям авиатехники. Они были квалифицированы ими как теоретически вполне правильные и обоснованные". По воспоминаниям К. Гурского,

Летающая лодка "Дорнья", о. Вайгач. 1930 г.

Иван Александрович выступал в клубе с докладами об асах 1-й мировой, рассказывал о "Красном бароне" Рихтгофене и бомбардировщике "Илья Муромец", делился воспоминаниями о воздушных боях и полетах. В сентябре 1934 г. по "вайгачскому зачету" он был освобожден и остался работать в Амдерме инженером-механиком по вольному найму. Также он отвечал за прием на аэродроме самолетов. Ехать ему было некуда: жена на письма не отвечала, раскулаченный отец и другие родственники высланы в Сибирь. Патриарх Вайгача и Амдермы К.П. Гурский так вспоминает о Лойко: "Я знал его как человека хорошо эрудированного, владевшего немецким и французским языками. Большим книголюбом. В Амдерме он принимал участие в спектаклях на сцене нашего клуба, силами лагерной художественной самодеятельности".

Герой Советского Союза М. Водопьянов. 1935 г.

Март 1936 года. В ходе перелета на Землю Франца-Иосифа старый летчик незаслуженно был оскорблен знаменитым "сталинским соколом" Михаилом Водопьяновым. В результате – крупозное воспаление легких и попытка самоубийства. Врачи во главе с белорусом Полещуком спасли жизнь Ивана Александровича. Но последствия заболевания и стресса свели его в могилу менее чем через полгода.

Иван Александрович Лойко. 1 мая 1934 г.

Иван Лойко скончался в Амдерме 22 сентября 1936 года. Человек-птица не смог выдержать боли и унижений. Наверно бы, он легко расписался под словами кумира своей юности Сергея Уточкина: "Летать – одно наслаждение. Если там, наверху чего-нибудь и боишься, то только земли". На месте кладбища амдерминских заключенных в 60-е годы прошлого века развернулось жилищное строительство, время и люди безжалостно смели маленький холмик земли на могиле доблестного русского аса. После него осталось лишь добрая память и честное имя воина.

Ю. Канев. Увенчанные славой. 2013 г.

Комментариев нет :

Отправить комментарий

Поиск по ключевым словам

112 ОБС ( 1 ) 14 А ( 15 ) 14 осапб ( 3 ) 14 сд ( 8 ) 143 ап ( 4 ) 207 ап ( 1 ) 308 сд (2ф) ( 1 ) 31 олбр ( 7 ) 351 Гв. сп ( 1 ) 42 ад ( 1 ) 52-53 км дороги Мурманск-Титовка ( 3 ) 9 Гв. А ( 1 ) Александр Тунгусов ( 2 ) Алфавитный указатель имён ( 27 ) Андег деревня ( 1 ) Беларусь ( 1 ) БЗ 3375-736 ( 1 ) БЗ 51-95 ( 4 ) в КП НАО отсутствует ( 1 ) Венгрия ( 1 ) Вернувшиеся победителями ( 2 ) военная фильмотека ( 2 ) воинские захоронения Мурманской области ( 2 ) выс. 237.1 ( 7 ) г. Чаквар ( 1 ) Германия ( 1 ) к/з им. Чапаева ( 1 ) Календарь событий ( 3 ) КФ ( 15 ) Мурманская обл. ( 14 ) Нарьян-Мар город ( 9 ) Несь ( 1 ) Орден Славы ( 1 ) перезахоронен у памятника 31 олбр ( 7 ) песни и стихи о войне ( 4 ) Пеша Нижняя село ( 2 ) погиб в 1941 ( 6 ) погиб в 1943 ( 7 ) погиб в 1945 ( 1 ) пропал без вести в 1941 ( 2 ) пропал без вести в 1945 ( 1 ) Пустозерск деревня ( 1 ) р-н оз. Куыркъ-Явр ( 3 ) списки погибших и пропавших без вести ( 73 ) Сявта деревня ( 1 ) Тельвиска деревня ( 1 ) Хоседа-Хард деревня ( 1 ) ХППГ №595 ( 1 ) Ю.Канев "Увенчанные Славой" ( 11 )

Популярное за неделю

Архив блога